Как программист из Киргизии построил карьеру в Google и теперь помогает талантам из СНГ находить работу в США

Источник: forbes.ru

«Не хотите ли вы работать в Google?» — письмо с таким вопросом пришло на электронный адрес киргизского программиста-фрилансера Тилека Мамутова в 2006 году (письмо есть в распоряжении Forbes). Он не поверил своим глазам: «В Google? Из Бишкека? Это точно чья-то шутка». Но терять было нечего, и Тилек ответил. Письмо обернулось 11 годами работы на американскую корпорацию. На протяжении этого времени Мамутов инициировал перевод на киргизский нескольких сервисов Google, боролся с «русскими хакерами» и руководил проектом по запуску воздушных шаров, раздающих Wi-Fi. Из компании с бесплатной едой, прямым доступом к топ-менеджерам и зарплатой $200 000 в год он уволился ради собственного стартапа. Теперь Мамутов помогает талантливым специалистам из СНГ начинать карьеру в крупных американских компаниях — том же Google, Microsoft, Facebook, Bloomberg, Amazon и др. Как талант, настойчивость и знание иностранных языков помогли киргизу покорить Америку и как он планирует зарабатывать на «неограненных бриллиантах» из стран «третьего мира»?

Полиглот из «Билайн»

Тилек Мамутов родился в 1985 году в Бишкеке в семье архитектора и инженера-строителя. В 16 поступил на программиста в местный Американский университет в Центральной Азии. Вуз по меркам Киргизии был очень продвинутым: работал по американской программе, где студенты в рамках профиля сами выбирают набор предметов, которые хотят изучать. «У тебя больше свободы в выборе предметов и расписания, и лидерские качества больше проявляются. Ты начинаешь за свою судьбу сам отвечать», — объясняет преимущества такого подхода Мамутов. Среди лекторов было много иностранцев — каждый третий предмет изучали на английском.

По совету преподавательницы из США Тилек завел резюме на портале Monster.com, где указал, что знает русский, киргизский, английский, итальянский и японский языки, побеждал в студенческих конкурсах и чемпионатах по предпринимательству, умеет писать код на нескольких языках программирования и стажировался в Италии.

Ни это, ни стандартное резюме в Word, которое Мамутов рассылал потенциальным работодателям, не помогло ему найти работу мечты. Спустя несколько месяцев он по знакомству устроился программистом в местное представительство сотового оператора «Билайн» (тогда киргизский Bitel, позже выкупленный российской компанией). Там платили внушительные по меркам Бишкека того времени $500 в месяц. Зарплату выдавали наличными, и у Мамутова «все карманы джинсов и куртки были полные», так что «было страшно ходить по улице». Но простые поручения вроде отрисовки баннеров быстро наскучили, и через пару месяцев он ушел на фриланс — создавал сайты и мобильные приложения на заказ и давал уроки программирования, зарабатывая около $4000 в год.

В 2006 году на англоязычное онлайн-резюме Тилека наткнулся рекрутер из HR-агентства Manpower — посредника, который подбирал сотрудников в ирландский офис Google. Получив электронное письмо с приглашением на собеседование, Мамутов решил, что ему пишут мошенники. Проверил в интернете надежность отправителя, нашел в открытых источниках, что в указанном офисе действительно есть свободные позиции. И только после этого ответил — на тогда еще «корявом» английском.

Как дизайнер-самоучка из Таджикистана стал создателем персонажей для Marvel, Lucasfilm и Спилберга

Новость о том, что на киргиза обратили внимание в Google, быстро подхватили бывшие однокурсники и знакомые Тилека. Но порадовать родственников и друзей не удалось: Мамутов не прошел отбор.

Google для киргизской мамы

Амбициозный киргиз не опустил рук и пошел на собеседование «по второму кругу». На этот раз повезло больше — его взяли в дублинский офис Google на должность аналитика качества поиска на русском языке. Мамутов собрал вещи и переехал в Ирландию.

Основной задачей была борьба с русскоязычными спамерами — сайтами, которые с помощью бесполезного набора популярных ключевых слов продвигались в поисковой выдаче. Кибермошенники создавали сотни тысяч таких сайтов, получали трафик и зарабатывали на просмотрах рекламы казино, а поисковая выдача засорялась страницами-обманками и мешала пользователям найти нужную информацию.

«В детстве для меня йогурт в баночках был деликатесом. Я впервые почувствовал такое изобилие»

Работать, по словам Мамутова, было интересно: его оппоненты обучали компьютер писать текст, максимально похожий на нормальную речь. Машина речевые ошибки не улавливала, поэтому за дело брались носители языка. Ту работу Мамутов сравнивает с игрой в кошки-мышки: как только Google латал одну лазейку, спамеры тут же находили другую.

Борьба за чистоту поиска хорошо оплачивалась: Тилек получал €33 000 в год без учета бонусов — почти в 10 раз больше дохода фрилансера в Киргизии. Такой скачок в благосостоянии «вскружил голову», и Мамутов на первых порах накупил «всякой ерунды» — барабанные палочки, которыми никогда не пользовался, конструкторы Lego, игрушки в виде персонажей любимого мультсериала «Симпсоны». «В детстве для меня йогурт в баночках был деликатесом, поэтому такое мое поведение понятно. Я впервые почувствовал такое изобилие», — смеется предприниматель.

В свободное время он по собственной инициативе развивал сервисы Google для пользователей из Центральной Азии. Начал с новогоднего дудла (логотип Google, перерисованный в стилистике, приуроченной к определенному поводу. — Forbes) — написал фразу «С Новым годом» на киргизском. Затем инициировал появление родного языка в «Google Переводчике», а позднее помог добавить туда же языки соседних Узбекистана и Казахстана. Чоробек Сааданбеков, лидер сообщества Kyrgyz Translate Community, которое готовило лингвистическую базу киргизского варианта «Google Переводчика», подтвердил вклад Мамутова в развитие проекта: «Мы все очень благодарны Тилеку за его помощь».

«У таких людей меньше возможностей. Просто потому что они родились не в той стране»

В 2011 году предприимчивого сотрудника заметила вице-президент компании Мэган Смит. Она предложила Мамутову возглавить направление по развитию бизнеса Google в Центральной Азии. В этой должности Тилек помог организовать визит в Киргизию Эрика Шмидта, на тот момент гендиректора Google, и директора Google Ideas Джареда Коэна. Во время поездки топ-менеджеры в компании Мамутова встретились с президентом страны и предпринимателями.

Также с подачи Мамутова в Центральной Азии появились панорамные виды улиц Google Street View, а клавиатура для Android и интерфейсы еще нескольких сервисов Google «заговорили» на местных языках. «Мне нравилось запускать продукты, которые могли бы использовать моя мама, мой папа, мои друзья», — объясняет Тилек.

Х-фактор

Вскоре в Google началась реорганизация, должность Мамутова упразднили. Он перешел в команду по развитию проектов в развивающихся странах. Мамутов работал над сервисами Gmail и Google Freeze, с помощью которого можно без платы за трафик пользоваться поиском. С его помощью сервис запустился в Индонезии, Индии и ЮАР. Кроме того, Мамутов продвигал соцсеть Google+ и развивал сервисы с SMS-оповещениями о действиях в сети.

«Мне нравилось запускать продукты, которыми могли пользоваться моя мама, мой папа, мои друзья»

Тилек хотел увидеть мир и в 2012 году перевелся из ирландского офиса Google в швейцарский. Благодаря командировкам объездил десятки стран от ЮАР до Латинской Америки. «Мне хотелось попутешествовать, пожить в разных местах. Киргизы же исторически кочевники, может быть, это как-то повлияло», — рассуждает Тилек.

Через год после переезда Мамутова в Цюрих отдел, в котором он работал, расформировали, а ему передали в управление аналогичные проекты в Нидерландах и Великобритании. Но уже через месяц Тилек снова решил сменить локацию — на этот раз на США. Туда его тянула хорошая погода, амбиции и то, что «треть прохожих в Калифорнии — азиаты». «Я чувствую себя здесь местным», — признается предприниматель.

Он подал резюме сразу на несколько должностей внутри Google в Штатах: программиста, менеджера по продукту, менеджера по развитию бизнеса. Но поначалу ему всюду отказывали.

Тогда коллега посоветовала встретиться с менеджером Google X (сейчас X Development LLC.) — «секретной лаборатории» Google, которая под присмотром сооснователя компании Сергея Брина разрабатывала беспилотники, дроны и другие перспективные технологии. Конкурс в подразделение всегда был очень высоким, и Тилек обратился туда почти без надежды. Но оказалось, там как раз искали человека, который обладал бы набором компетенций, идеально соответствующих резюме Мамутова. «Я понял, что не только работодатели могут недооценивать человека. Я и сам себя недооценивал», — анализирует Тилек. Его зарплата на новом месте выросла до $200 000 в год.

В Google X Мамутов развивал проект с воздушными шарами размером с двухэтажный дом, которые раздают сигнал Wi-Fi с воздуха. Во время природных катаклизмов обычные вышки связи выходят из строя, и воздушные шары — альтернатива, способная помочь людям в пострадавших районах оставаться на связи, а также удешевить и упростить проникновение интернета в сельской местности. Пилотный проект запустили в Пуэрто-Рико и Перу.

Мамутов не забывал и о родине: в свободное время устраивал онлайн-мастер-классы сотрудников Google для слушателей из Киргизии. О доме напоминала и деревянная юрта, которую Тилек соорудил прямо в офисе — она много раз служила комнатой для переговоров.

Проводник талантов

Мамутов давно мечтал о собственном проекте, но контракт с Google запрещал заниматься бизнесом параллельно с работой. В итоге программист дождался завершения крупной сделки, которую курировал, и летом 2018-го уволился. К тому времени он уже получил гринкарту, которую помог оформить Google, и мог свободно жить и работать в США.

Вместе с младшим братом Медером, который к тому времени отучился на финансиста в США и успел поработать аналитиком в нескольких крупных инвесткомпаниях и технологических стартапах, Тилек запустил стартап Outtalent — сервис, который помогает подготовиться к интервью и получить работу в Америке. «Я учился и работал в разных странах, и это поменяло мое мировоззрение. Я понял, насколько карьера важна в жизни человека, и желательно этому обучать так же, как и критическому мышлению», — поясняет свою мотивацию Медер.

«Я понял, что не только работодатели могут недооценивать человека. Я и сам себя недооценивал»

В основе проекта — желание Мамутовых открыть талантливым программистам из развивающихся стран и СНГ дорогу в ведущие западные компании. По его словам, выходцы из этих регионов сталкиваются с дискриминацией еще до этапа трудоустройства: им банально отказывают в визе. «Часто их уровень на самом деле такой же или даже больше. Люди, можно сказать, даже умнее [чем американцы и европейцы, работающие в крупных корпорациях], но у них меньше возможностей. Просто потому, что они родились не в той стране».

По статистике Бюро консульских дел США за 2018 год, на долю выходцев из стран «третьего мира» приходится меньше 10% выданных виз, по которым можно работать в Штатах. «Американцы очень озабочены вопросами дискриминации. Даже если она реально имеет место быть, то это точно будет надежно спрятано, не отражено ни в одном документе и об этом считается неприличным даже говорить», — предупреждает Дарья Невская, партнер юридической фирмы FTL Advisers.

По словам Юрия Кондратьева, директора кадрового агентства Lightman Solutions, крупным международным компаниям, обладающим значительными ресурсами и привлекательным HR-брендом, надежнее и спокойнее брать людей из знакомых вузов, с изученным бэкграундом. «Мамутов абсолютно прав, дискриминация существует», — резюмирует эксперт. Переломить ситуацию может помочь сильное портфолио и высокий уровень знаний кандидатов, отмечает он.

Пресс-служба американского офиса Google инициативу бывшего сотрудника комментировать отказалась.

«Люди в таких странах как недооцененные акции. И мы хотели бы в них инвестировать»

Чтобы познакомиться с целевой аудиторией, Мамутов объездил 12 университетов Киргизии, Казахстана и Украины и пообщался с 300 студентами. После этого окончательно сформировалась концепция онлайн-платформы и программа подготовки кандидатов.

Сначала программисты оставляют заявку на сайте стартапа и прикрепляют резюме на английском. На первом этапе отбора кандидат, у которого должно быть не менее двух лет опыта в профессии, проходит онлайн-тестирование по программированию и английскому. Те, кто успешно справился с заданиями и прошел первое собеседование, получают доступ к лекции Мамутова о том, как себя вести на собеседовании. О том, какие навыки нужны на определенных должностях в определенных корпорациях, предпринимателю помогают узнать приятели из числа сотрудников этих компаний. По словам юриста частной практики Сергея Шахова, согласно американскому законодательству, Мамутову за сбор таких сведений ничего не грозит — если инсайдеры не получают за них денег. А вот разговорчивым сотрудникам, если те дают примеры конкретных заданий, работодатели могут предъявить иски, узнав о передаче чувствительной информации. Впрочем, Мамутов уверяет, что никаких конфиденциальных данных у инсайдеров из корпораций не запрашивает.

Кандидаты отрабатывают ответы друг на друге: разыгрывают интервью и честно рассказывают о плюсах и минусах ответов сокурсников. Те, кто не прогуливал занятия и вел себя наиболее активно, получают индивидуальную карьерную стратегию — в какую страну, какую компанию и на какую должность лучше проходить собеседования, а также советы, как во время интервью поднять себе зарплату. У них также есть возможность потренироваться в самопрезентации и беседе с линейными сотрудниками корпораций, в которые они мечтают попасть, — в основном членами таких жюри выступают друзья Мамутова, тоже выходцы из СНГ, которые помогают бесплатно, «из солидарности». Всего экспертов-добровольцев в базе Outtalent около 20. «Я помогаю абсолютно бесплатно. Для меня это улучшение кармы, новые знакомства, помощь соотечественникам, ну и общение с Тилеком, которого я знаю уже лет десять, — рассказывает один из консультантов Outtalent, сотрудник крупной технологической компании Роман из Киргизии. — Я не готовлю к собеседованию в ту компанию, в которой работаю, а просто даю советы о том, что на интервью ожидают услышать от кандидата, как себя вести».

Голодная Долина

Наконец кандидат отправляется на реальное интервью. До этого момента помощь Outtalent ничего не стоит. Стартап получает деньги, только если программист устроится на работу с доходом не ниже $40 000 в год. В таком случае, начиная с первой зарплаты и в течение следующих двух лет, он должен будет отчислять 7% от своего дохода. Если заработок окажется меньше, то программист ничего платить не будет. «Мы верим, что у людей в этих странах огромный потенциал. Они могут зарабатывать сотни тысяч долларов и миллионы. Это заложено в нашей бизнес-модели», — объясняет Мамутов.

«Outtalent выбрал узкую нишу, где впереди непропорционально большая морковка — из «третьего мира» сразу в Google»

По словам Александра Горного, сооснователя клуба инвесторов United Investors, бизнес-модель Outtalent нетипична для рекрутингового рынка: «Для соискателя кадровые агентства обычно бесплатны — он товар, а не клиент, и заставить его платить в любой форме сложно. Outtalent выбрал узкую нишу, где впереди висит непропорционально большая морковка — из «третьего мира» сразу в Google, но масштаб такого подхода ограничен». У стартапа есть конкуренты — Горный, например, указывает на американский сервис Pathrise, который тоже помогает найти работу в крупных компаниях и берет комиссию за результат. На запрос Forbes в Pathrise не ответили.

Outtalent запустился в мае 2019 года. На старт братья Мамутовы потратили $10 000 собственных накоплений. Первыми, на ком обкатали схему, стали шесть добровольцев из Киргизии, один из которых сразу же получил предложение о работе в американской корпорации.

Летом стартап попал в самый эффективный в мире акселератор Y Combinator и привлек $150 000 инвестиций. «Outtalent — один из немногих стартапов в YC из русскоязычного региона. Они нашли уникальный подход, который помогает сильным инженерам с развивающихся рынков найти работу в лучших технологических компаниях в США, Европе и по всему миру», — сообщил Forbes партнер и гендиректор Y Combinator Майкл Сейбел.

Cо времени запуска компания помогла найти работу нескольким десяткам человек, которые устроились в офисы Google, Facebook, Amazon, Microsoft, Bloomberg и Stripe. Выручка стартапа, по оценке Forbes, за это время достигла $100 000, в такую же сумму Мамутов оценивает среднюю годовую зарплату успешных выпускников Outtalent. «В США, особенно в Долине, большая нехватка технарей. И единственная возможность — привозить голодных и работящих из других стран. Все, кто может этому помочь, будут востребованы», — прогнозирует Арик Ахвердян, создатель сервиса для отбора персонала с помощью видеоинтервью VCV.

Клиенты Outtalent не разглашают своих имен и названий компаний из-за политики конфиденциальности, но Forbes поговорил с двумя из них на условиях анонимности. Программист из Украины давно хотел перебраться за рубеж и искал вакансии через профильные сайты, знакомился с рекрутерами в LinkedIn, но результатов это не приносило. С помощью Outtalent он устроился программистом в британский офис американской компании, название которой не разглашает. Еще один программист из Киргизии благодаря Outtalent в ходе интервью смог увеличить оклад больше чем на $20 000.

«Люди в таких странах как недооцененные акции. И мы хотели бы инвестировать в эти акции, — заключает Мамутов. — Я считаю, человек может больше, намного».

10 стартапов, за которыми нужно следить в 2020 году. Выбор Forbes

1 из 10

Кирилл Родин, Антон Лозин, Олег Козырев, Алексей Колесников (слева направо) / Фото Даниила Примака для Forbes

2 из 10

Лика Кремер, Екатерина Кронгауз, Андрей Борзенко / Facebook «Либо/Либо»

3 из 10

Андрей Лобанов / Facebook «Алгоритмики»

4 из 10

Ярослав Комков / Фото Арсения Несходимова для Forbes

5 из 10

Андрей Кравцов / Сайт SHU

6 из 10

Анонс новой игры семейства Pathfinder / Сайт Owlcat Games

7 из 10

Сергей Редьков / Фото Anna Huix для Forbes

8 из 10

Никита Чен-Юн-Тай (крайний справа) с командой Apis Cor на строительной площадке в Дубае / Фото DR

9 из 10

Мария Бородецкая / Facebook Марии Бородецкой

10 из 10

Антон Лыков (справа) / Фото DR

«Кухня на районе»

Основанный выходцами из «Рокетбанка» Алексеем Колесниковым, Олегом Козыревым, Кириллом Родиным и присоединившимся к ним сооснователем агрегатора «ЕдаСюда» Антоном Лозиным сервис конкурирует с, казалось бы, непобедимыми гигантами рынка доставки — «Яндекс.Едой» и Delivery Club от Mail.ru Group и Сбербанка. «Кухня на районе» запустилась в Москве в 2017 году по модели dark kitchen — открывала цеха готовки без ресторанных залов, ориентируясь исключительно на доставку блюд собственного приготовления в соседние дома в радиусе 2 км.

Благодаря тому, что кухни разбросаны по разным районам, а курьеры передвигаются только пешком или на велосипедах, время доставки составляет всего 15-30 минут (в среднем быстрее, чем у агрегаторов). Это позволило стартапу отказаться от издержек на содержание залов, снизить розничные цены и одновременно увеличить маржинальность. Сегодня у «Кухни» есть «фудреактор» — центральное производство полуфабрикатов, которые расходятся по всем кухням сети, а также собственная служба доставки, приложение для клиентов и отдельный софт, в том числе алгоритмы прогнозирования спроса, которые позволяют постоянно ротировать меню. Все это, по словам основателей, отличает их сервис от стандартных dark kitchen.

Модель, по которой работает «Кухня», привлекает именитых инвесторов. В сервис вложились совладелец застройщика ПИК Сергей Гордеев и совладелец группы компаний Qiwi Сергей Солонин. Совокупные инвестиции составляют несколько миллионов долларов. «Кухне» уже удалось вывести в операционный плюс три своих точки, следующая глобальная цель — вывести стартап за рубеж (например, в Лондон и Берлин), а затем побороться за статус «единорога» — компании с оценкой от $1 млрд.

Узнать подробнее:

Темная сторона кухни: как основатели Рокетбанка построили бизнес на 800 млн рублей, доставляя еду в соседние дома

Следующий слайд

«Либо/Либо»

В июне 2019 года бывший руководитель отдела подкастов издания «Медуза» Лика Кремер в партнерстве с коллегой, автором детских книг и основательницей стартапа по подбору бэбиситеров Kidsout Екатериной Кронгауз и экс-журналистом «Сноба», «Дождя» и других СМИ Андреем Борзенко запустили собственную студию подкастов «Либо/Либо». Студия записывает как собственные подкасты («Либо выйдет, либо нет» об истории запуска «Либо/Либо», «История русского секса» о сексуальных привычках разных поколений, «Так вышло» об этических казусах), так и производит их на заказ.

Команда стартапа вовремя почувствовала всплеск массового интереса к подкастам как новому жанру просветительски-развлекательного контента: в России за последний год запустились десятки аудиоформатов, которые делают и крупные компании (Альфа-банк, «МегаФон», «Яндекс» и др.), и энтузиасты-одиночки. Монетизируются подкасты, как и любой другой медиабизнес, за счет рекламы, партнерских проектов, краудфандинга или платной подписки.

На нишу начали обращать внимание инвесторы: в «Либо/Либо» вложился Лев Левиев, сооснователь «ВКонтакте» и владелец фонда LVL1, в портфеле которого уже были такие медиа, как порталы TJournal и vc.ru, платформа для зацикленных видеороликов Coub, а также сервис бронирования туров Ostrovok.ru и медицинский сервис BestDoctor. Сумма вложений и условия сделки со студией Кремер и Кронгауз не разглашаются.

Несмотря на быстрое развитие, в России рынок подкастов пока выглядит диким: нет ни реальной статистики по количеству прослушиваний, ни сформировавшихся лидеров. Зато, судя по уровню развития этой сферы в США, есть отличные перспективы — в 2018 году американские компании потратили на рекламу в подкастах $479 млн. Если верить прогнозам, по итогам 2019 года показатель приблизится к отметке $680 млн, а в 2021-м — превысит заветную планку в $1 млрд.

Следующий слайд

«Алгоритмика»

Крупнейшую по количеству учеников российскую школу программирования для детей в 2016 году создал бывший консультант McKinsey Андрей Лобанов. За три с лишним года работы «Алгоритмика» вышла за пределы страны и сегодня работает в 200 городах мира. Франчайзинговые отделения существуют в Австралии, США, Мексике, Эквадоре, Индии, Китае и пр. — всего в порядке 20 стран.

Выпускник мехмата МГУ Лобанов ничего не смыслил в программировании, но видел в трансформации школьного образования большие перспективы. Он набрал команду специалистов, вложил 3 млн рублей собственных накоплений и привлек еще 15 млн рублей от нескольких бизнес-ангелов. Идея была в том, чтобы принести в школы альтернативные — увлекательные и применимые на практике — занятия по информатике. В основу программы лег принцип геймификации: ребенок не просто изучает двоичный код, а выполняет задачу по заселению Марса или спасению Земли.

У компании есть собственная школа в Москве, франшиза с правом использовать IT-платформу и бренд «Алгоритмики», а также SaaS-модель, по которой школы и центры дополнительного образования берут систему «в аренду». Заниматься с «Алгоритмикой» могут дети от 5 до 17 лет — прямо на уроке в школе или с домашнего компьютера. Оценивает успешность прохождения курса преподаватель, у которого есть доступ к аналитике и методическим материалам.

Осенью 2019 года совладельцем «Алгоритмики» стал холдинг Mail.ru Group, купивший 11,7% компании (сумма сделки не разглашается). Для Mail это не первая инвестиция в сферу образования: у компании уже есть доли в образовательных сервисах GeekBrains и Skillbox. «Дело даже не в умении писать код — это не главное. Программирование учит системному мышлению, логике и полному спектру цифровых навыков. Все это станет прекрасной базой для любой профессии XXI века, какую бы ни выбрал ребенок« — считает Лобанов.

Узнать подробнее:

Детский код. Как с пеленок учат понимать логику компьютера

Следующий слайд

Winstrike

Киберспортивный холдинг Winstrike был создан в 2017 году бывшим маркетологом и руководителем портала Cyber.Sports.ru Ярославом Комковым и его партнерами-инвесторами. Компания с ходу стала одним из самых заметных игроков рынка.

Помимо изначальных инвестиций сооснователей компании, в 2018 году в холдинг вкладывался фонд FunCubator. В Winstrike фонд инвестировал $1,5 млн.

Winstrike не только управляет составами по нескольким ведущим киберспортивным дисциплинам (Dota 2, CS:GO и др.), но и всерьез занимается киберспортивным маркетингом, причем не только в собственных интересах (например, именно Winstrike продает спонсорские интеграции знаменитой украинской команды Na’Vi в России), а также претендует на заметную роль в сегменте организации турниров. В 2019-м в Москве благодаря Winstrike впервые состоялся турнир серии BLAST Pro Series по CS:GO с призовым фондом $250 000. Его спонсорами стали компании масштаба Toyota и Samsung.

В 2019-м, по словам Комкова, компания также провела крупнейший на постсоветском пространстве трансфер: капитан состава Winstrike по «контре» Кирилл Boombl4 Михайлов перешел в Na’Vi за «несколько сотен тысяч долларов».

Узнать подробнее:

15 самых влиятельных лиц киберспорта. Рейтинг Forbes

Следующий слайд

SHU

История основателя бренда одежды SHU Андрея Кравцова похожа на кино об идеальном стартапе. Предприниматель родился и вырос в Североуральске — небольшом городке в 450 км от Екатеринбурга. После школы переехал сначала в столицу Урала, а потом Санкт-Петербург в погоне за мечтой — стать рок-музыкантом. Но мечте не суждено было сбыться: волею судеб Кравцов начал работать на заводе Hyundai в Сестрорецке.

Однажды по дороге на работу ему пришла в голову идея желтого непромокаемого плаща — в противовес серой петербургской погоде. Этот момент и стал поворотным. В комиссионном магазине будущий стартапер раздобыл подержанную швейную машинку за 2900 рублей и сел шить. Учился на собственных ошибках: распарывал готовые вещи и смотрел, как они сделаны. Первыми покупателями стали коллеги по цеху.

Как-то раз за недельный отпуск Кравцов заработал больше, чем за месяц на заводе, и понял: пора увольняться. Он арендовал небольшое помещение и стал шить. В день удавалось произвести 1-2 плаща, всю работу выполнял полностью сам. Сарафанное радио и необычная концепция технологичной яркой одежды привели в SHU клиентов. Когда Кравцов перестал справляться с валом заказов, он отправился в Китай — налаживать связи с фабриками. Процесс отнял 2,5 года и много нервов, зато позволил сделать бизнес глобальным.

Сегодня у SHU две штаб-квартиры в Москве и Гуанчжоу. В 2019-м команда SHU открыла флагманский магазин на Невском проспекте. На открытии Кравцов делился успехами: контракты с дистрибьюторами из Скандинавии, Италии, Германии, Южной Кореи и Японии, одежда в 100 мультибрендовых магазинах по всему миру. Кроме того, магазины SHU открылись в Милане и Берлине — иностранцам, несмотря на отсутствие серой петербургской осени, желтые плащи тоже пришлись по вкусу.

Следующий слайд

Owlcat Games

Московская студия разработки видеоигр была основана в 2016 году опытной командой — сотрудники Owlcat ранее работали, например, в студии Nival и участвовали в разработке таких блокбастеров, как «Аллоды Онлайн», «Проклятые земли», Heroes of Might and Magic V и Silent Storm.

Первый проект молодой студии оказался основан на франшизе Paizo Publishing — Pathfinder (серия настольных игр, похожих по правилам на Dungeons&Dragons). Средства на разработку привлекли от инвесторов, среди которых контролировавшая на тот момент Owlcat структура холдинга Mail.ru Group — My.com, а также посредством краудфандинга. В совокупности пользователи тогда пожертвовали на проект более $900 000. Правда, как рассказывал глава Owlcat Олег Шпильчевский, на разработку полноценной игры суммы все равно не хватило — поход к инвесторам был неизбежен.

На выходе получилась хитовая игра Pathfinder: Kingmaker. К разработке привлекли даже знаменитого геймдизайнера Криса Авеллона, участвовавшего в разработке серии Fallout. Один только лексикон героев превысил миллион слов. Релиз состоялся осенью 2018-го.

Owlcat не раскрывает данных о продажах. По данным сервиса SteamSpy, владельцами цифровых копий Patfinder: Kingmaker могут быть от 200 000 до 500 000 пользователей. Вместе с другим проектом (Dakar 18) Kingmaker помог издателю Deep Silver выручить $27,6 млн в ноябре 2018-го.

Новый проект Owlcat — продолжение первой игры. К моменту анонса студия успела отделиться от My.com и переехать из Москвы на Кипр. С «дочкой» Mail.ru Group компания сохранила партнерские отношения. My.com даже вложилась в новую игру уже как сторонний инвестор. Также среди инвесторов проекта — Gem Capital. Всего Owlcat удалось привлечь $1 млн.

Следующий слайд

Drimsim

С идеей универсальной сим-карты, позволяющей пользоваться связью без роуминга в любой стране, новосибирский предприниматель Сергей Редьков пришел к одному из крупнейших в мире операторов Vodafone еще в 2011 году. Но переговоры закончились неудачей, а Редьков продолжил искать технического партнера для воплощения в жизнь своей глобальной концепции.

Через два года осмелилась замахнуться на мировой рынок сотовой связи швейцарская компания, название которой Сергей не раскрывает. Запуск прошел успешно: сегодня у Drimsim несколько сотен тысяч абонентов из 197 стран. Vodafone изменил свою позицию и все-таки стал партнером сервиса, также к программе подключились T-Mobile и Movistar/Telefonica. За все время стартап привлек €2,5 млн инвестиций, но на операционную окупаемость вышел только в 2018 году.

Неожиданную популярность среди российских пользователей Drimsim приобрел, когда оказалось, что услугами компании пользуется известный дизайнер Артемий Лебедев. Он лестно отозвался о сервисе в соцсетях, после чего количество пользователей возросло в несколько раз, а Drimsim три дня испытывал технические трудности из-за резкого наплыва клиентов, рассказывал Редьков Forbes.

Сейчас у компании более 400 операторов-партнеров по всему миру. Чтобы стать абонентом Drimsim, достаточно заказать сим-карту на сайте за €10, вставить ее в смартфон и начать пользоваться.

Узнать подробнее:

Как бизнесмен из Новосибирска создал единую сим-карту для всего мира

Следующий слайд

Apis Cor

Есть в нашем списке и рекордсмены Книги Гиннеса — российский стартап Apis Cor, который построил самый большой в мире дом с помощью технологии 3D-печати. Случилось это в Дубае, хотя для Apis Cor проект в ОАЭ был не первой пробой пера. До этого лидер стартапа Никита Чен-Юн-Тай уже печатал дом на площадке Ступинского завода ячеистого бетона. Тогда процесс занял всего сутки: создавали сначала опалубку, потом стены. Дубайский дом, для сравнения, команда Apis Cor возводила два года. Себестоимость квадратного метра постройки в ОАЭ составила около 16 000 рублей, а весь дом обошелся в €593 000.

Принтер Чен-Юн-Тай тоже создал сам — на это ушло около двух лет и 10 млн рублей. Разрабатывал инженерное чудо россиянин в помещении бывшего овощехранилища в родном Иркутске, которое арендовал за 25 000 рублей. Довести дело до ума на родине не вышло — не хватало профильных специалистов. Тогда Чен-Юн-Тай привлек в компанию партнера Бориса Близнюкова, который вложил в проект $1 млн, получив половину Apis Cor (позже доля Близнюкова сократилась до 30%). Деньги пошли на переезд ближе к столице и оплату труда инженеров. Ход сработал: принтер был доработан и доказал свою дееспособность в деле.

После первого успеха в Ступино российский стартап заметили за рубежом: об Apis Cor написали The Washington Post и The Sun, а в 2017-м Чен-Юн-Тай получил письмо из ОАЭ. В нем шла речь о заказе на амбициозную постройку площадью 640 кв. м.

На рекорде Гиннеса Чен-Юн-Тай останавливаться не планирует и собирается еще активнее осваивать зарубежный рынок. На Западе технология 3D-печати зданий будет более чем востребована, уверен предприниматель: это быстрее, дешевле, а главное — технологичнее, чем аналоговое строительство руками десятков людей.

Узнать подробнее:

Как россияне напечатали двухэтажный дом в Дубае на 3D-принтере и вошли в Книгу рекордов Гиннесса

Следующий слайд

«Синхронизация»

«Синхронизация» — один из самых крупных в Москве лекториев для взрослых, который рассказывает об истории искусства, литературы, кино и других областях знаний доступным языком. Его основали в 2015 году друзья Мария Бородецкая и Андрей Лобанов. Через год Лобанов переключился на проект в другой сфере (см. слайд про стартап «Алгоритмика»), и генеральным директором стала Бородецкая.

Бывший маркетолог, она сразу взялась за переупаковку продукта: вместо точечных лекций по темам, привязанным к выставкам, премьерам или специализации преподавателя, которые проходили на старте и привлекали всего по несколько друзей основателей, сделала упор на фундаментальные программы, разбитые на курсы. Цель, которую декларирует «Синхронизация», — не просто дать слушателям факты по отдельным предметам, а сложить их в «стройную систему, каркас, на который потом уже можно нанизывать специальные знания в той или иной области». Такой системный подход пользуется спросом: по итогам 2019 года выручка лектория превысила 100 млн рублей, проект с первого года работает в плюс и увеличивает финансовые показатели в 2,5 раза каждый год.

Объем рынка дополнительного непрофессионального образования в Москве, на котором работает «Синхронизация», Бородецкая оценивает в 600-700 млн рублей в год. И он будет расти, уверена основательница: москвичам надоело проводить время в ресторанах и кино, и рынок обучения в виде развлечения — один из самых перспективных, говорит Бородецкая.
Осенью 2018 года «Синхронизация» запустила онлайн-направление. Формат неожиданно выстрелил: сегодня уже около 50% всех лекций компании проходят онлайн, еще 30% — публичные офлайн-лекции, 20% — корпоративные мероприятия. Суммарная аудитория — 7000 человек в месяц.

Кроме «живых» и онлайн-лекций, «Синхронизация» обросла множеством нетипичных для лектория форматов — организовывает поездки выходного дня, завтраки с преподавателями, лекции в старинных особняках, квизы и т.д. В ближайших планах — выход за рубеж: по словам Марии, курсы охотно проходит русскоязычная аудитория из Европы и США: 20% онлайн-покупок уже сейчас совершаются из других стран.

Следующий слайд

«Дядя Дёнер»

История федеральной сети шаурмянных «Дядя Дёнер» началась в 2009 году с убыточной точки на цокольном этаже, которую открыл в Новосибирске местный предприниматель Антон Лыков. До этого он несколько лет был правой рукой сооснователя сети кофеен Traveler’s Coffee Анвара Пириева. Лыков быстро впитал опыт работы в глобальной компании и решил открыть свое дело.

Маленькую шаурмянную «Падишах» возле транспортной развязки он открыл, продав две машины. Но бизнес приносил только убытки — нужно было открывать сеть.

С инвестициями помог другой местный предприниматель Антон Горестов, с которым Лыков когда-то работал в казино. Вместе партнеры инвестировали 2 млн рублей в открытие пяти шаурмянных. К делу партнеры подошли по науке: сразу ввели технологические карты, униформу и KPI для поваров, придумали конструктор шаурмы, как в Subway.

Все это помогло шаурмянным «Дядя Дёнер» стать настоящей глобальной компанией с советом директоров, открыть 115 точек в 10 городах России. За десять лет «Дядя Дёнер» выпустил собственные облигации, чтобы привлечь дополнительный капитал для развития, попасть в шоу Ивана Урганта и получить статус одной из самых крупных self-made сетей уличной еды в России.

В ближайших планах Лыкова и Горестова — покорение Москвы. Потенциал огромен, считают основатели: сегмент шаурменных в городе, по их мнению, работает на уровне отдельных привокзальных точек, и «Дядя Дёнер» с отработанной франчайзинговой схемой и технологической платформой метит в лидеры рынка.

Узнать подробнее:

Как два сибиряка построили бизнес на шаурме с оборотом в 500 млн рублей в год

Следующий слайд

Ещё новости

Добавить комментарий